nedogurok (nedogurok) wrote,
nedogurok
nedogurok

Categories:

Является ли пофигизм и пассивность признаком высокой духовности?

Отсечение привязанностей часто понимается как принятие и равнодушие. Происходит что-то неправильное и несправедливое, но мне уже все пофиг, я выше этого. Могу даже с обидчиками/абьюзерами мирно пообщаться, ведь я уже все это превзошел. Ибо все преходяще, и какая разница, кто там как себя ведет и что творит, особенно, если ко мне этот самый условный обидчик/абьюзер относится неплохо. Гитлер и Освенцим? Да пофигу все. ЧТо мне ваши земные заморочки? Ом мани падме хум.





Помнится, где-то год назад на просторах интернета некий духовный товарищ написал пост о природной неполноценности женщин в духовной практике по сравнению с мужчинами. Я прокомментировала, что это фигня полная, товарищ, как водится, меня забанил. Тогда я познакомилась с одной его френдессой, которая сказала мне, что со мной полностью согласна, но чувак тоже хороший человек и продвинутый практик, а она уже отбросила привязанность к гендеру, а посему ей пофиг, когда про женщин пишут что-то негативное. В ее тоне даже некая снисходительность чувствовалась. Типа, вот тебя это уже задевает, а меня нет. Меня поведение вышеупомянутого сексиста как раз эмоционально не задело, но, поскольку я считаю, что подобные проявления сексизма вредны и слишком часто встречаются, то я там, где могу, свою позицию обозначаю довольно бескомпромиссно, чтобы и сам гражданин и окружающие были в курсе, по крайней мере, существования другой точки зрения.



Так вот, является ли подобное равнодушие и принятие признаком высокой духовности? Я читала недавно про кореянку Юнен Суним, корейского мастера дзен. Когда Корея была оккупирована Японией, японцы начали навязывать корейцам свое понимание дзен и заставляли корейских монахов перенимать японские правила. Некоторые корейские монахи сотрудничали с оккупантами и делали всякие неприглядные дела. К слову, корейские монахини оказались гораздо более патриотичными и продолжали, несмотря на угрозы, придерживаться традиционных корейских практик. Тот монастырь, в котором практиковала Юнен Суним, хотели у монахинь отобрать, хотя они практиковали там несколько столетий. Были украдены документы на землю, и монахиням было приказано убираться восвояси. Тогда Юнен Суним решила бороться и начать судебный процесс. Ей предлагали забить на несправедливость, как традиционно поступали монахини, отрастившие дзен. На нее наезжали практически все, обвиняя в непотребном для женщины и монахини поведении. Ведь для монахинь существовали еще восемь правил поведения по канону Будды, которые ставили их в зависимость от монахов. А здесь она бросала вызов священнику дзен.



Для нее сдаться оказалось неприемлемым. Она подала иск, и процесс длился долгие годы. Ей приходилось работать со своими страхами, своим воспитанием, привычкой подчиняться, традициями, в которых добродетельной женщине нужно быть тихой и послушной. Но, в конечном итоге, она выиграла, и их храм вместе с землей вернули монахиням. Потом она основала первый в истории независимый орден монахинь, который не подчинялся мужчинам.



Непривязанность и спокойствие не всегда предполагают пассивности и глухоты к неприглядным или преступным вещам. часто нужно вступать в борьбу и отстаивать свои убеждения. Культивируя при этом отсекание привязанностей и спокойствие духа. В общем, относясь к этому как к практике. Другой мастер дзен, Дайзан Роси, как-то сказал, что он долго думал, чтобы он делал, если бы жил во время второй мировой войны, но потом все таки решил, что пошел бы бороться с нацистами. Не знаю, как вам, а мне такая точка зрения как-то ближе.

Tags: practice, spiritual growth, zen
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments