?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ван Чжаоцзюнь

Вообще-то я поэзию на английском не воспринимаю вообще. Стихи и английский мне кажутся двумя вещами несовместными. И даже Вильям наш, Шекспир идет у меня исключительно в переводе Маршака.

Но этот переведенный на английский стих Ли Бо чем-то зацепил.

The moon over the Han Palace in the ancient land of Qin,
Sheds a flood of light on Ming Fei.
She sets out on the Jade Gate Road,
A no-return journey at the edge of the world.
The moon over the Han Palace rises from the eastern sеa,
But Ming Fei who weds westward will never return.
Frozen snows on he Mongolian mountain look like flowers,
The wearied moth-eyebrow beauty is buried in the desert sand.
In life she lacks the gold and her portrain is distorted,
In death she leaves a green mould arousing our sympathy.

Это о Ван Чжаоцзюнь, наложнице китайского императора Юань-Ди. Император набрал в гарем столько наложниц, что самолично посетить каждую времени у него не было. Тогда он повелел нарисовать портреты всех придворных дам, чтобы выбрать лучших. Ушлые наложницы давали взятки, чтобы их изобразили красавицами. Ван Чжаоцзюнь не имела достаточно средств или не хотела давать взятку, поэтому художник изобразил ее уродливой. В итоге она осталась незамеченной императором.




Когда же возникла угроза вторжения сюнну, император в попытке умиротворить кочевников был готов на любые средства, чтобы заключить с ними договор. Они пожелали имперскую принцессу. Настоящую принцессу выдавать кочевникам было жаль, поэтому решили отдать самую некрасивую наложницу. Выбирали, опять же, по портрету. Естественно, выбрали Ван Чжаоцзюнь. Когда она пришла попрощаться с императором, он был ослеплен ее красотой настолько, что пожелал ее удержать. Сюнну предложили дочь императора, но они присутсвовали при официальном прощании Чжаоцзюнь с императором и тоже впечатлились ее красотой. (Кстати, она получила титул Мин-Фэй. Это достаточно высокий титул наложницы, то бишь, получается, что император таки какое-то время ее удерживал. Это титул именно женщины, которая спит с императором, а не имперской принцессы). Поскольку сюнну были все более нетерпеливыми, императору пришлось отказаться от любимой наложницы, и ей пришлось уехать к сюнну и навсегла покинуть Китай. У нее все сложилась более-менее удачно для того времени. Она имела несколько детей от двух вождей сюнну, пользовалась большим авторитетом в племени и укрепляла мир между двумя народами. Когда она умерла, сюнну возвели высокий курган на ее могиле. Ее присутствие привело к 60-летнему миру между двумя народами.

Кстати, когда я искала перевод этого стихотворения на русском, я его не нашла. Вместо этого у Ли Бо нашла вот это:

Чжаоцзюнь коснулась седла из яшм. Ван Чжаоцзюнь

На лошадь сев, плачет об алых щеках.

Нынешний день — дама из ханьских дворцов,

Завтрашним утром — наложница варварских стран.

У Ван Ань-ши есть что-то более похожее на английскую версию, приписываемую Ли Бо:

Когда ослепительная Мин-фэй

прощалась с Ханьским дворцом,

Весенний ветер слезы ее

отнес до самых висков.

Понурив голову, пряча лицо,

оглядывалась на тень.

Не верится, что император мог

несчастную не пожалеть.

Постигший красный и синий цвет[

плохой портрет написал.

А в жизни такие красавицы нам

встречаются сколько раз?

На лучшей картине не передашь

осанку ее и лицо.

Напрасно властитель велел казнить

художника Мао Янь-шоу.

Ушла, и сердце ей говорит:

вернуться назад нельзя.

Увы, ветшают в дальней глуши

одежды большого дворца.

Пошлет письмо, мечтает узнать

про жизнь на юг от застав.

Приходит, уходит за годом год,

а гуси все не летят.

Родным за десяток тысяч ли

всегда сообщит одно:

Над войлочным городом[936] тишина,

и мне совсем хорошо.

И ты не видишь,

Как здесь, во дворце Длинных Ворот,

А-цяо[937] навек замкнут.

Несчастье за человеком идет,

равняя север и юг.


Ну и на закуску стихотворение Эрнста Саприцкого "К песне о Мин-Фэй"

Уж не наложница теперь –
Законная супруга,
Но наглухо закрыта дверь
Ей памятного круга.
Увы, культуры нет здесь той,
В которой расцветала,
Лишь степь безбрежной пеленой
Вокруг нее лежала,
А вместо царских анфилад
Округлых юрт убогий ряд.
И только птичий караван,
Плывущий в синеве,
Тоски рассевал туман,
Что солнце по весне.
И, как заветное письмо
Из дальних, юных лет,
Роняли лебеди перо,
Даруя утешенья свет…

И вот еще один отрывок из пьесы Ма Чжиюаня:

Пора, когда дикий гусь кричит, —
листопада пора.
О возлюбленной думаю всю ночь,
не могу заснуть до утра.
Пришлось в Зеленый курган
моей возлюбленной лечь —
За это художнику голову снимем с плеч.

Profile

котлетус
nedogurok
nedogurok

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Emile Ong